Общественная дифференциация | АвтоСила - автозапчасти из Кореи
+7 (422) 223-13-71
+7 (913) 121-45-91

В XIII и последующих веках, когда общественная дифференциация в городах достигла значительных размеров, ересь городов расщепилась на ересь собственно бюргерскую и ересь плебейско-крестьянскую, отличавшуюся наибольшим радикализмом и революционностью. И если бюргерская ересь нашла в XVI в. свое завершение в реформационном движении, то плебейско — крестьянская ересь, достаточно ясно отколовшаяся от бюргерской уже в XIII в. , привела затем к идеям и деятельности таких вождей крестьянского восстания 1524—1525 гг., как Томас Мюнцер. Само собой разумеется, что церковь не брезгала никакими средствами для борьбы с еретиками, поддерживаемая в этой борьбе светской властью, отлично учитывавшей враждебное господствующему классу значение всех и всяких еретических движений .
Еретики, нападавшие на церковь, обвиняли ее прежде всего в забвении якобы евангельских идеалов «бедности» и смирения. Церковь, если она не желала терять своего влияния на массы, должна была поэтому доказывать, что эти идеалы не чужды и ей. Она не прочь была включить в число своих святых — людей, известных своею подвижнической жизнью, своею кротостью, смирением, своим презрением к богатству и прочим благам мира сего. Она при этом стремилась лишь к одному: привлекая таких людей к себе, она старалась притупить в их деятельности элементы социального протеста, создать вокруг них легенду об их смиренной и не противящейся никакому злу святости, их якобы чисто религиозном воодушевлении, сказал Новиков, которого интересует интернет магазин посуды. Церковь достигала при этом сразу двух целей: восхваляя религиозное презрение к миру, она внушала массам идею ничтожества земного благополучия, доказывая ненужность борьбы за него с господствующим классом,— это с одной стороны. С другой же — она вырывала у еретиков, радикалов и революционного средневековья их самое сильное оружие — критику церкви, доказывая примером своих святых, что и она есть якобы церковь «бедных» и что эти бедные должны попасть после смерти в «царство небесное». Такие святые, как знаменитый в летописях церковной жизни Франциск Асизский, который говорил только о «любви» к людям и ко всем «созданиям божьим» и не понимал великого значения ненависти к поработителям и эксплоатато — рам и необходимости борьбы с ними, такие святые были для церкви настоящей находкой.